Кровь почетного донора оказалась на карантине в результате

Содержание
  1. Почему из-за коронавируса в России едва не закончилась донорская кровь
  2. Миф 2. Проще заплатить донорам, чем ждать добровольцев, которые сдадут кровь безвозмездно
  3. Миф 3. Нужна кровь только наиболее редких групп, а у меня самая обычная, поэтому моя помощь не требуется
  4. Миф 4. Первая группа подходит всем
  5. Миф 5. Донором может стать только молодой человек
  6. Миф 6. Сдавать кровь вредно для здоровья
  7. Миф 7. При сдаче крови можно заразиться ВИЧ
  8. Переболевшим коронавирусом не разрешают стать донорами плазмы. Почему?
  9.  «Если у вас положительный анализ, с вами свяжутся»
  10. 50 человек, готовых сдать плазму
  11. России грозит дефицит донорской крови из-за коронавируса
  12. Переболевшие коронавирусом становятся донорами
  13. Поддержка доноров
  14. Донорская кровь может понадобиться любому из нас
  15. Сериал «Доктор Хаус» ввел людей в заблуждение 
  16. Кровь знаменитостей переливается простым людям
  17. Как сдать плазму для борьбы с COVID-19. Советы врача и опыт доноров
  18. Спасти минимум двоих
  19. Диета и не только
  20. Контроль качества
  21. Три стадии проверки
  22. Доноров ждут
  23. Когда плазма особенно нужна

Почему из-за коронавируса в России едва не закончилась донорская кровь

Кровь почетного донора оказалась на карантине в результате

Ежегодно примерно 1–1,5% россиян нуждаются в донорской крови. Это много или мало? В абсолютных цифрах это почти 1,5 миллиона человек, оказавшихся на волоске от смерти. ВОЗ сообщает, что в течение жизни в переливании крови нуждается каждый третий житель земли. Маленький ежегодный процент делает эту большую драму почти незаметной в повседневной жизни

Сергей Киселев/Агентство «Москва»

Донорская кровь нужна гораздо чаще, чем мы думаем. Например, во время хирургических операций, в ходе акушерских процедур и во время родов; регулярные переливания крови необходимы при лечении целого ряда онкологических заболеваний, а при некоторых заболеваниях крови пациенты зависят от них всю жизнь. 

Казалось бы, в период самоизоляции в апреле — мае 2020 года ситуация с запасами крови должна была быть стабильной: сократилось количество ДТП, производственных травм, были отложены плановые операции.

Но количество донаций сократилось еще сильнее.

Многие регулярные доноры не пришли в пункты сдачи крови из-за карантина, а после отмены режима самоизоляции начался традиционный спад донорской активности, связанный с периодом каникул и отпусков. 

В ряде регионов донорский светофор на сайте Службы крови до сих пор светится красным. Это говорит о том, что во многих медицинских учреждениях по всей России есть угроза дефицита донорской крови. Заготовка крови и ее компонентов — процесс непрерывный, а запасы необходимо поддерживать на неснижаемом уровне постоянно. Чем больше доноров в стране, тем надежнее запасы.

Миф 2. Проще заплатить донорам, чем ждать добровольцев, которые сдадут кровь безвозмездно

По данным НМИЦ гематологии, в нашей стране донорами становятся лишь 1,7% населения, тогда как для обеспечения достаточного запаса крови необходимо довести эту цифру хотя бы до 4%.

Откуда взять эти недостающие проценты? Кровь, как ни странно, практически невозможно купить за деньги. Искусственные заменители все еще недостаточно безопасны и эффективны, и вся надежда по-прежнему на доноров.

Но почему организаторы донорского движения настаивают на безвозмездности донаций?

Андрей Любимов/Агентство «Москва»

Мировой опыт показывает, что денежные выплаты и льготы не вызывают массового увеличения числа желающих сдавать кровь. Но что гораздо важнее, — качество крови при безвозмездном донорстве и при сдаче крови за вознаграждение, как правило, отличается.

Безвозмездный донор добросовестнее выполняет рекомендации врачей, не скрывает противопоказаний, в том числе временных, тогда как тот, кто сдает кровь за деньги, относится к этому как к заработку, и степень ответственности у него ниже.

В результате кровь «платных» доноров в среднем хуже по качеству, чем кровь добровольцев.

Получается, что эффективнее направить деньги не на выплаты, а на пропаганду безвозмездного добровольного донорства. Исследования показывают, что чаще всего люди не становятся донорами не потому, что не хотят или боятся, а потому, что им просто не приходило это в голову. Чем больше люди знают о донорстве, тем больше доноров и тем надежнее запасы донорской крови.

PR-бюджеты организаций, поддерживающих Службу крови и донорское движение, довольно скромные, многое держится на волонтерах и креативе. Помогает поддержка медиаперсон, нестандартные акции — например, организация пункта приема крови на смотровой площадке Останкинской телебашни.

В ход идет все разнообразие инструментов информирования, даже модная сегодня геймификация. В июне 2020 года Национальный фонд развития здравоохранения и издательство настольных игр «Экивоки» выпустили настольную игру. С одной стороны, это веселая игра для вечеринок (за основу взята классическая игра «Экивоки». — Прим. ред.

), с другой — это полезный инструмент в работе волонтеров: с помощью игры можно рассказать о донорстве гораздо больше и выйти на новую аудиторию.

Все эти усилия в итоге формируют культуру донорства, когда регулярная сдача крови или волонтерская помощь воспринимаются как правило личной моральной гигиены, некая безусловная норма — так же, как участие в благотворительности.  

Миф 3. Нужна кровь только наиболее редких групп, а у меня самая обычная, поэтому моя помощь не требуется

Люди с распространенными группами крови — первой и второй — руководствуются следующей логикой: раз такая кровь часто встречается, значит, она у большинства доноров, и ее уже сдали в достаточном количестве.

Но на самом деле справедливо и обратное: раз эти группы самые распространенные, значит, они и самые востребованные.

Поэтому необходима кровь всех групп: редкая сдается меньше, но она и нужна реже, распространенная сдается чаще, но ее и требуется гораздо больше.

В любом случае, приняв решение сдать кровь, имеет смысл посмотреть данные донорского светофора. Возможно, в каком-то из пунктов приема крови прямо сейчас именно ваша группа необходима особенно остро. 

Максим Мишин/Пресс-служба мэра и правительства Москвы

Миф 4. Первая группа подходит всем

Еще со школы читатели постарше наверняка помнят выражения «универсальный донор» и «универсальный реципиент»: к первым, как некоторых из нас учили, относятся люди с первой группой крови с отрицательным резус-фактором, ко вторым — с четвертой положительной.

Действительно, так было в середине ХХ века: считалось, что кровь первой отрицательной группы можно переливать носителям всех остальных групп. И не только считалось — так и поступали, особенно в годы Второй мировой войны, когда крови требовалось много, и ее не хватало.

 

Однако такое переливание может привести к осложнениям, вызванным несовместимостью крови донора и реципиента, поэтому от подобной практики отказались уже во второй половине ХХ века.

В экстренных случаях, когда нет другого выхода, кровь первой отрицательной группы может быть перелита носителям других групп, но не более 500 миллилитров. В штатных же ситуациях кровь переливается строго по группе — точнее, на самом деле все еще сложнее.

Систем групп крови не четыре, а гораздо больше — Международное общество переливания крови выделяет целых тридцать шесть. Так что при переливании проверяется не только хорошо известный нам резус, но и множество других факторов. 

Миф 5. Донором может стать только молодой человек

Статистика как будто бы говорит в пользу этого утверждения: по данным Центра крови имени О. К. Гаврилова, более 70% всех доноров — люди от 20 до 39 лет. Но это не значит, что люди более старшего возраста не могут стать донорами. Дело не в возрасте, а в состоянии здоровья.

К сожалению, с этим есть проблемы во всех возрастных группах. Практика показывает, что лишь около 15% населения России имеют достаточно хорошее здоровье, чтобы стать донорами крови. Список противопоказаний и причин для медицинского отвода довольно внушителен.

Среди них есть как те, что создают риски для реципиента, так и те, что могут быть вредны для донора. Последнее слово всегда остается за врачом в пункте приема крови в день донации.

Стоит быть готовым к тому, что врач решит перестраховаться и даст отвод, если ему покажется, что ваше самочувствие сегодня вызывает беспокойство.

А как насчет того, что переливание крови от молодых пожилым способно омолодить реципиента? Конечно, не может. И разумеется, через кровь не передаются мысли, привычки, предпочтения, воспоминания и другие нюансы личности донора. 

Миф 6. Сдавать кровь вредно для здоровья

При донации берется примерно 450 миллилитров цельной крови, и мысль расстаться с почти полулитром драгоценной жидкости, естественно, пугает. К тому же врачи пристально следят не только за качеством и безопасностью донорской крови, но и за тем, как организм донора может отреагировать на донацию. 

Безопасность донорства подтверждается цифрами как отечественных, так и зарубежных исследований. Осложнения возникают у ничтожного числа доноров — около 0,00005% от общего числа. А вот польза для организма сомнений не вызывает.

Донорство улучшает циркуляцию крови, способствует профилактике болезней сердца и сосудов. Еще более 20 лет назад исследование под руководством Юкки Салонена из университета Куопио (Финляндия. — Прим. ред.

) показало, что регулярная кроводача может быть связана с уменьшением риска сердечных приступов у людей среднего возраста.

Максим Мишин/Пресс-служба мэра и правительства Москвы

Исследование проводилось в группе из 2862 мужчин на протяжении девяти лет. В числе испытуемых 153 человека оказались регулярными донорами. За все эти годы острый инфаркт миокарда случился только у одного участника из числа доноров (0,7% от группы доноров), тогда как в группе тех, кто не был донором, острый инфаркт миокарда возник у 316 человек (12,5% от общего числа недоноров).

Таким образом, исследователи, применив математическую модель, учитывающую пол, возраст, состояние здоровья участников и другие факторы, пришли к выводу, что риск возникновения острого инфаркта миокарда у доноров оказался на 88% ниже.

Понятно, что донором может стать человек без серьезных проблем со здоровьем, что косвенно могло повлиять на результаты исследования, но даже так они остаются показательными. 

Миф 7. При сдаче крови можно заразиться ВИЧ

Такое могло случиться лет 30–40 назад, но из каждой новой серьезной болезни человечество, к счастью, выносит для себя урок. Сейчас коронавирус заново учит нас мыть руки с мылом, а в 1990-е из-за ВИЧ был пересмотрен подход к медицинским и другим процедурам, где есть контакт с кровью.

Многоразовые шприцы, которые многие помнят из детства, в современных больницах уже не увидишь. Сдача крови — не исключение: при заборе крови применяются только одноразовые шприцы и иглы, которые вскрываются на глазах у донора, а после использования уничтожаются.

Поэтому донор не рискует заразиться ВИЧ — в России до сих пор не было ни одного такого случая. 

Не меньше внимания уделяется и безопасности реципиента. В медицинских учреждениях действует своего рода «презумпция виновности»: каждый считается потенциально инфицированным до тех пор, пока анализ не подтвердит обратное.

Поэтому все доноры обязательно проходят обследование на ВИЧ перед каждой донацией, и если человек откажется сдавать анализы на ВИЧ, он не сможет быть донором.

Кроме того, для дополнительной страховки плазма крови используется не сразу: она проходит карантин на протяжении четырех месяцев.

А как насчет диет по группе крови? Правда ли, что донорство ведет к набору веса? Как группа крови влияет на характер? Можно ли пить кофе перед донацией? А наличие татуировок — это медотвод? Ответы на все эти вопросы можно найти в игре «Экивоки. Российский донор» и материалах Национального фонда развития здравоохранения, которые использовались при подготовке статьи. Игра доступна бесплатно для доноров и волонтеров в большинстве центров крови по всей стране.

Автор Елена Родионова

Источник: https://snob.ru/entry/194898/

Переболевшим коронавирусом не разрешают стать донорами плазмы. Почему?

Кровь почетного донора оказалась на карантине в результате

Донором может стать только человек с документально подтвержденным COVID-19 и двумя отрицательными анализами. Из-за этого предписания не могут стать донорами люди, которые не получили результаты тестов на руки, но переболели коронавирусной инфекцией. Об этом рассказывает Гордий Салтыков, который недавно вылечился от коронавирусной инфекции.

Так случилось, что я переболел коронавирусом. Не один я, конечно. Жена с сыном и семья наших близких друзей, живущих в квартире напротив, тоже. Просто они переболели более-менее легко, а мне «повезло» — двухсторонняя пневмония, госпитализация в ГКБ № 15, капельницы и шприцы с антибиотиками. 

Гордий Салтыков

В больнице я оказался 9 апреля, сразу после КТ, показавшего пневмонию с участками «матового стекла». Своими глазами видел врачей и медработников, измученных наплывом больных, работой без отдыха и антивирусной амуницией. Но не смотря на все это, все они, от врача до уборщицы, ухитрялись быть вежливыми, внимательными и доброжелательными. 

В палате нас было шесть человек. Все замечательные люди. Только двое были старше сорока. Остальным — к тридцати или чуть больше.

У двоих по московским больницам лежала почти вся семья, у одного молодого мужчины в соседней больнице умер отец в возрасте слегка за пятьдесят, а вскоре и бабушка, мать отца, лежавшая с нами в одной больнице, но на несколько этажей ниже. Тоска по умершему сыну и коронавирус не оставили ей шансов. 

Бог был так милостив ко мне, что уже на второй день температура, которая держалась на отметке не ниже 38,5 градусов, нормализовалась. На седьмой день, после хороших анализов крови, меня выписали домой. «Счастье! — подумал я.

— Воскресение Христово мы с семьей встретим вместе!» Не страшно, что в этом году дома, а не в храме, не страшно, что перед экраном компьютера, в ожидании трансляции пасхального богослужения.

Главное, что с семьей, в домашней обстановке! 

Потом были две недели строгого карантина, приход врачей и медсестер из поликлиники, повторные анализы на коронавирус, взятые у меня, у жены и у сына.

Ежедневные видеозвонки внимательных врачей из «Телемедицины», сервиса, запущенного Департаментом здравоохранения Москвы, их вопросы, советы.

Полные доброты, тепла и сочувствия звонки и сообщения от родных, друзей, коллег, прихожан нашего храма. 

 «Если у вас положительный анализ, с вами свяжутся»

Благодаря публикациям о пользе донорства плазмы при лечении больных коронавирусом, размещенных в Сети, и, в частности, на «Правмире», я тоже захотел стать донором. «Мне в больнице сделали столько добра, — подумал я, — надо же принести людям хоть какую-то пользу». 

И, словно бы прочитав мои мысли, через несколько дней мне звонит оператор одной из станций переливаний крови с приглашением стать донором плазмы. Я счастлив: «Конечно, давайте!». И вот тут начались сложности. 

Оператор спросила, есть ли у меня документ, подтверждающий, что первый мой анализ на COVID-19 был положительный. «Нет», — растерянно ответил я. Действительно, никакие анализы, связанные с наличием/отсутствием у меня коронавируса на руки мне не давали. 

И в принципе везде, на всех горячих линиях и во всех медучреждениях, как мантра, повторяются одни и те же слова: «Если у вас положительный анализ, с вами свяжутся, а если вам никто не позвонит — значит, отрицательный». Ни тот, ни другой вариант не подразумевают выдачу каких-либо документов на руки. 

Слава Богу, эта проблема решилась — в качестве доказательства положительности первого анализа подошел мой выписной эпикриз, где черным по белому написано: «коронавирусная инфекция».

С двумя отрицательными анализами вроде бы тоже удалось разобраться: я дозвонился в ковидный штаб моей районной поликлиники (да, да, теперь во всех районных поликлиниках организованы такие штабы) и там мне обещали в день снятия с карантина дать на руки два моих отрицательных результата на бумаге. 

Но самое удивительное было впереди.

Я спросил оператора, мол, а как быть моей жене и нашим друзьям? Коронавирусом они переболели без сомнения, у них были все те же симптомы, что у меня, просто в более легкой форме.

У друзей анализов никто не брал, несмотря на то, что они вызывали врача. У жены взяли только один анализ через четыре дня после моего возвращения домой, и он, конечно же, уже был отрицательным. 

Итог — три переболевших коронавирусом человека, готовых стать донорами, но не могущих этого сделать. Ведь необходимых бумаг, подтверждающих, что они болели и переболели Covid-19, они предоставить не могут. 

50 человек, готовых сдать плазму

«Знаете, передо мной список из 50 человек, которые по всем параметрам могут быть донорами плазмы, — печально ответила мне девушка-оператор, — и вот я всех обзваниваю и никто не подошел. Ни один человек. У кого положительного анализа на руках нет, у кого отрицательного. Мы рады бы у них взять, но не можем, у нас предписание. Надеюсь, хотя бы вы подойдете». 

Скажу честно, эта цифра  — 50 человек — повергла меня в ужас. То есть 50 человек, готовых сдать свою плазму. Эта плазма, быть может, спасет кому-то жизнь. А система говорит им «нет» на том лишь основании, что у них нет на руках двух-трех бумаг. 

Хотя казалось быть, что может быть проще — человек, уверенный, что переболел коронавирусом, приезжает на станцию переливания крови, сдает анализ на антитела (в том, что этот анализ берут перед сдачей плазмы оператор меня уверила) и через 15 минут узнает, есть у него антитела, или нет. Если есть — сдает плазму. Если нет — едет домой. Вот и все! 

Поскольку тема меня задела, я позвонил как на донорскую горячую линию, так и на основную московскую горячую линию по коронавирусу. В первом случае мне четко сказали: «Донором может стать только человек с документально подтвержденным COVID-19 и двумя документально подтвержденными отрицательными анализами». Во втором: «Извините, это вне нашей компетенции». 

Сегодня через портал мэра Москвы написал письмо Алексею Хрипуну, главе Департамента здравоохранения Москвы. Надеюсь, что меня услышат.

Совершенно очевидно, что в общей неразберихе и рассогласованности действий, которая, несмотря на самоотверженную и эффективную работу сотен рядовых сотрудников системы московского здравоохранения, имеет место быть, произошла системная ошибка, и «бумажка» победила человека. 

Хочется верить, что эта ошибка в итоге будет исправлена. И как можно скорее. Ведь на кону человеческие жизни. 

Источник: https://www.pravmir.ru/v-spiske-50-chelovek-i-nikto-ne-podoshel-lyudyam-perebolevshim-covid-19-ne-razreshayut-stat-donorami-plazmy-krovi/

России грозит дефицит донорской крови из-за коронавируса

Кровь почетного донора оказалась на карантине в результате

Сегодня в России отмечается Национальный день донорства крови. С появлением коронавирусной инфекции запасы донорской крови в стране начали резко уменьшаться — сказался режим самоизоляции. Чтобы мотивировать доноров, в российских городах установили дополнительное материальное стимулирование.

Федеральное агентство новостей объясняет, почему сегодня, во время пандемии, особенно важно поддержать доноров и продолжать сдавать кровь.

Переболевшие коронавирусом становятся донорами

День донора в России встречают в непростых условиях: в связи с карантинными мерами в некоторых регионах страны, в том числе в Москве, уменьшаются запасы донорской крови. 

Из-за требования самоизоляции некоторые доноры не решаются отправиться на очередную донацию, и за них в ряде медучреждений кровь и ее компоненты сдают родственники пациентов и медицинский персонал.

Стоит напомнить, что сдавать кровь можно с ограничением по времени: женщинам — максимум четыре раза в год, мужчинам — пять раз.

Плазму можно сдавать не более 12 литров в год (за один раз собирают 600 мл), тромбоциты — 12 раз в год.

Ко всему прочему, пандемия коронавируса не отменяет других проблем со здоровьем, в том числе более серьезных заболеваний, а также ранений и травм. Это значит, что сегодня кровь нужна в еще больших объемах.

В отсутствие вакцины одним из наиболее действенных способов лечения COVID-19 считается введение заболевшим сыворотки, изготовленной на основе плазмы уже излечившихся от вируса доноров. В компонентах их крови содержатся антитела на новую инфекцию. Согласно выводам клинического комитета по COVID-19, у этого метода нет побочных эффектов, а пациенты чувствуют себя гораздо лучше.

19 апреля мэр Москвы Сергей Собянин подписал постановление о материальном стимулировании доноров, переболевших коронавирусом.

«Каждая донация плазмы COVREC (в том числе, первичная донация) в объеме не менее 300 и не более 600 (+/-10%) мл — из расчета 1250 рублей за каждые 150 мл плазмы либо 5000 рублей за 600 мл плазмы», — говорится в документе.

Ранее заведующий отделением переливания крови Национального медицинского исследовательского центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева Алексей Купряшов пояснил в интервью RT, что плазма крови перенесших COVID-19 нужна для создания специальной сыворотки. Ее используют для лечения пациентов с коронавирусом, у которых заболевание протекает в тяжелой форме.

Поддержка доноров

В основе донорства лежит, по сути, волонтерство, то есть бескорыстная помощь. Но государство сейчас, как и во времена СССР, продолжает оказывать поддержку тем, кто делится частью себя.

Эта поддержка закреплена законодательно.

В частности, статья 186 Трудового кодекса РФ «Гарантии и компенсации работникам в случае сдачи ими крови и (или) ее компонентов» подробно регламентирует взаимоотношения донора и работодателя.

«В день сдачи крови и ее компонентов, а также в день связанного с этим медицинского обследования работник освобождается от работы», — говорится в документе. 

Если по соглашению с работодателем работник в день сдачи крови и ее компонентов вышел на работу (за исключением тяжелых работ и работ с вредными и (или) опасными условиями труда, когда выход работника на работу в этот день невозможен), ему предоставляется по его желанию другой день отдыха (в ред. Федерального закона от 22.08.04 №122-ФЗ)». Если же донор сдавал кровь либо ее компоненты во время отпуска, либо на выходных или на праздниках, ему, по его желанию, предоставляется возможность отдохнуть в другой день.

Кроме того, согласно ТК РФ, после донации работнику должен быть предоставлен выходной, который, по его желанию, может быть перенесен на другое время, в том числе — присоединен к отпуску.

 Освобождение от работы в день сдачи крови, а также предоставление дополнительного дня отдыха осуществляется на основании справки, которую выдает медицинское учреждение.

При этом и день сдачи, и дополнительный день отдыха должен быть оплачен так же, как остальные дни работника.

Больше всего льгот предусмотрено для тех, кто носит на груди знак «Почетный донор России». Присваиваются они лишь тем, кто сдает кровь безвозмездно. Если же донация была оплачена, она не учитывается.

Льгота действует и для обладателей знака «Почетный донор СССР». Статус «Почетный донор России» присваивается тому, кто на безвозмездной основе сдал кровь 40 и более раз или плазму крови 60 и более раз.

В этом случае донор сам сможет выбрать, когда идти в отпуск.

Медицинская помощь донору оказывается вне очереди. Кроме того, возможно первоочередное приобретение льготных путевок в санаторий. Также раз в год почетному донору положена индексируемая выплата: в 2020 году она составляет 14 570 рублей.

В регионах РФ предусмотрены и собственные выплаты и льготы донорам. В Москве есть свой знак «Почетный донор Москвы». В столице денежное вознаграждение за однократную максимальную донацию крови (450 мл) составляет 4080 рублей. За 600 мл плазмы заплатят 3600 рублей, за однократную сдачу тромбоцитов — 5760 рублей, а за 400 мл эритроцитов — 6000 рублей.

Если же донор в течение года сдавал кровь и ее компоненты безвозмездно, но потом все же решил обратиться за денежной компенсаций, то здесь суммы будут более серьезные. За четыре стандартных сдачи крови (по 450 мл) в течение донорского года заплатят 24 000 рублей.

За 15 донаций плазмы (по 600 мл) — 62 400 рублей. За 10 «порций» тромбоцитов — также 62 400 рублей. Две сдачи эритроцитов (по 400 мл) будут стоить 19 200 рублей. Надо иметь в виду, что донорский год составляет 365 календарных дней от первой или выбранной донации.

Есть случаи, когда донор не получает вознаграждение: если сдает кровь для родственников, если пришел на донацию первый раз в жизни либо если перерыв между донациями составляет более года.

Донорская кровь может понадобиться любому из нас

Ситуацию с донорством на примере Санкт-Петербурга ФАН обсудил с директором проекта «Фонд доноров» Дмитрием Кацубой. По его словам, мотивация у всех доноров совершенно разная.

«Согласно нашим опросам, обычно людьми движут чисто альтруистические соображения, например помощь ближнему, — рассказал собеседник ФАН. — Люди понимают, что в ситуации, когда понадобится донорская кровь, может оказаться любой.

По статистике каждый третий житель России в течение жизни нуждается в переливании крови. Жители России очень отзывчивы: в Санкт-Петербурге порядка 98% всех донаций делаются на абсолютно безвозмездной основе», — рассказал он.

В отличие от ряда других российских регионов, в Санкт-Петербурге хорошо налажена работа службы крови, созданы большие запасы, запущен городской молодежный День донора и действует акция «Оставайся донором», инициированная Федеральным медико-биологическим агентством.

«Это необходимо, чтобы запасы крови не «проседали», чтобы люди не забывали — несмотря на коронавирус, на самоизоляцию, можно и нужно посещать пункты переливания. Это действительно нужно людям и полезно для самого донора, ведь перед каждой донацией проверяется состояние организма, это тоже очень важно», — объяснил Кацуба.

Собеседник ФАН уверен, что о донорстве нужно говорить больше. Ведь если о донорстве крови знает достаточно много россиян, то донорство костного мозга — тема малоизвестная. Именно полученные клетки костного мозга — стволовые клетки — играют огромную роль при лечении ряда онкологических заболеваний.

Сериал «Доктор Хаус» ввел людей в заблуждение 

«Доноров костного мозга действительно не хватает, — с сожалением констатирует эксперт. — Есть регистр доноров костного мозга. Об этом очень мало говорят! Эту проблему нужно выводить на одно из первых мест, она действительно требует большего внимания со стороны СМИ».

Как рассказал Кацуба, в международном регистре доноров состоит порядка 30 млн человек, в то время как в российском — порядка 80 тысяч. При этом встать в регистр очень просто: нужно сдать две пробирки по девять миллилитров. Если такой донор совпадет как генетический близнец с человеком, нуждающимся в стволовых клетках, ему позвонят и пригласят на донацию.

«Сдаются они сейчас так же просто, как донация тромбоцитов. Процедура вполне схожая — через вену, — уточнил Дмитрий Кацуба.

— Через центрифугу отделяются необходимые клетки, которые потом идут на трансплантацию.

Это не страшно и не больно! По времени занимает немного больше: тромбоциты сдают два часа, а стволовые клетки — четыре. Все это время вы смотрите телевизор под пристальным наблюдением медиков».

Директор «Фонда доноров» в беседе с ФАН развеял одно из самых больших заблуждений относительно трансплантации костного мозга. Как выяснилось, иглу в позвоночник никто донору не вставляет. Кацуба предположил, что это заблуждение родилось благодаря сериалу «Доктор Хаус».

«В пяти процентах случаев костный мозг можно взять из тазовой кости, но в этом нет необходимости, — пояснил он.

— Сейчас технология и вся аппаратура предполагает взятие из вены, когда кровь берется из одной руки, прогоняется через центрифугу и ненужные в данном случае компоненты — плазма, эритроциты — возвращаются обратно донору.

Ни о каких позвоночниках речь в принципе не идет! Да и из тазовой кости сейчас тоже уже почти никто не забирает».

Есть доноры, обычно новички, которые сами об этом просят, потому что боятся вида крови, добавил собеседник ФАН. Это люди, которые недавно встали в регистр, но очень хотят помочь больным онкологией.

На данный момент в Санкт-Петербурге, в том числе усилиями «Фонда доноров», налажена работа как с добровольцами, сдающими кровь, так и с молодежью в школах.

«Мы проводили донорские уроки в школах и были бы рады продолжить эту практику в будущем, когда все наладится, — чтобы из школы дети выпускались с пониманием необходимости и значимости этого процесса, — поделился своими планами на будущее Дмитрий Кацуба.

— Мы создали сеть донорских ячеек в сорока вузах. Это обученные ребята, которые проводят донорские дни непосредственно в своих учебных заведениях. В случае необходимости они вывозят своих доноров, таких же студентов, на пункты переливания.

Такой практики не хватает многим регионам».

Городская служба крови активно работала до появления коронавирусной инфекции — организовывались выездные дни донора, в рамках которых бригады станций переливания выезжали на предприятия и забирали кровь.

«Получается, что люди без отрыва от работы могли сдать кровь. Ряд компаний Санкт-Петербурга поддерживали донорские дни. Сейчас, к сожалению, они не проводятся», — добавил он.

Кровь знаменитостей переливается простым людям

Донорское движение развито по всему миру. Добровольную сдачу крови и ее компонентов популяризируют знаменитости, в числе которых — Джеки Чан, Майли Сайрус, Джейми Ли Кертис, Эндрю Линкольн и Рашель Лефевр.

Российские звезды также придают большое значение донорству: к примеру, регулярно сдают кровь Дмитрий Маликов и Ольга Бузова. ФАН пообщался на эту тему с директором Большого Московского цирка Эдгардом Запашным. По его словам, он уже точно не помнит, сколько ему было лет, когда он впервые сдал кровь.

«Это было в советское время, — вспоминает Запашный. — Я тогда еще в школу ходил, в один из старших классов.

У нас что-то случилось с артистом, и я помню, как весь коллектив пошел вместе с моим папой, Вальтером Запашным, сдавать кровь. И я тоже пошел. Я тогда сдал, кажется, 150 миллилитров.

Вроде у меня, как у несовершеннолетнего, столько взяли. Там была какая-то серьезная ситуация в городе, не хватало крови. Это был первый раз, когда я вообще узнал, что такое сдача крови».

В дальнейшем Запашный, выбрав профессию, связанную с риском, не единожды видел, как люди оказывались на грани жизни и смерти. Именно поэтому он прекрасно осознает важность донорства.

«Впоследствии я смог примкнуть к целому движению, которое в нашей стране организовала известная корейская компания, — рассказал он.

— На протяжении многих лет я ездил по России с их акциями, агитировал, в том числе на собственном примере показывая, что такое донорство и насколько это важно.

Для меня это неотъемлемая часть нашей с вами жизни. В ситуации, когда понадобится кровь, может оказаться каждый».

Есть доноры и в российском экспертном сообществе. В частности, неоднократно делился своей кровью член Изборского клуба, директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин. Для него донорство — одна из форм идеалистического служения.

«Для нормального человека поделиться своей кровью — это доброе дело на благо общества, народа. Это вполне естественное действие. Либеральная идеология воспитывает в людях предельный эгоизм, не предполагающий даже малую жертву.

Но это и губит, в конечном итоге, современное общество.

Если мы хотим в принципе сохраниться как народ, как государство, как цивилизация, нужно заставлять себя преодолевать эгоизм, начиная с малого — хотя бы с донации крови», — объяснил собеседник ФАН.

Герои ли доноры? Дмитрий Кацуба полагает, что хотя героизировать этих людей, неверное, не стоит, все же надо формировать в обществе почтительное, уважительное уважение к ним.

«Помогать ближнему — нормальная, базовая человеческая история», — уверен он.

Напомним, что 20 апреля стало в России Национальным днем донора относительно недавно, в 2007 году.

Эта идея пришла в голову участникам круглого стола, прошедшего тем февралем в Госдуме, на котором обсуждались проблемы донорства и служб крови.

Этот важный социальный праздник напоминает о первом удачном опыте переливания крови в 1832 году в Санкт-Петербурге: тогда начинающий акушер Андрей Вольф смог перелить роженице с большой кровопотерей кровь ее супруга.

Федеральное агентство новостей поздравляет всех доноров с праздником и желает крепкого здоровья и удачных донаций!

Источник: https://riafan.ru/1269508-rossii-grozit-deficit-donorskoi-krovi-iz-za-koronavirusa

Как сдать плазму для борьбы с COVID-19. Советы врача и опыт доноров

Кровь почетного донора оказалась на карантине в результате

Москвичи, переболевшие коронавирусной инфекцией, могут стать донорами плазмы крови. Процедура переливания позволяет помочь тем, кто переносит COVID-19 особенно тяжело.

По мнению экспертов клинического комитета Департамента здравоохранения Москвы, переливание плазмы крови COVREC (с антителами к коронавирусной инфекции) — один из потенциально эффективных методов лечения заболевания.

В столице донорами плазмы для лечения пациентов с COVID-19 стали уже около тысячи человек.

О том, как проходит процесс сдачи биоматериала, какие существуют особенности и противопоказания, — в материале mos.ru.

Спасти минимум двоих

У пациентов, госпитализированных в столичные медицинские организации с новой коронавирусной инфекцией, проходит 15–20 трансфузий плазмы реконвалесцентов ежедневно. Такие данные приводит заведующий отделением клинической и производственной трансфузиологии и гравитационной хирургии крови НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского Александр Костин.

«Кому-то хватает одной трансфузии, кому-то необходимо выполнить два, редко три переливания», — говорит он.

Один донор сдает 600–650 миллилитров плазмы. Эта доза делится на две или три части и может помочь двум — трем больным. Сдать плазму крови можно через две недели после полного выздоровления.

Доноры, у которых констатирован хороший иммунный ответ, могут повторить процедуру еще раз через две недели.

Больница № 52 принимает доноров плазмы для лечения коронавирусаДоноры крови с антителами к COVID-19 будут получать стимулирующие выплаты

Диета и не только

Стать донором может не каждый. При наличии серьезных заболеваний (ВИЧ, гепатиты, туберкулез и другие хронические заболевания) донорство запрещено пожизненно. Есть ряд других ограничений: возраст, вес, беременность. Также причиной временного запрета на сдачу крови может стать прием определенных лекарств или недавняя татуировка.

«Поскольку данная вирусная инфекция является новой и проходит она у части пациентов не очень легко, мы ограничили возрастной период для осуществления донаций от 18 до 55 лет. Так же, как это сделали многие наши зарубежные коллеги. Наша основная цель — ни в коем случае не навредить донору!» — отмечает Александр Костин.

Перед сдачей крови важно исключить прием алкоголя и жирной пищи в течение 48 часов. Если вы нарушили диету, пытаться обмануть врачей бесполезно: это станет заметно уже во время процедуры по качеству плазмы, и процесс сдачи придется прервать.

Подробная памятка для доноров — на портале «Я дома».

Контроль качества

Перед тем как пригласить граждан России на сдачу плазмы, специалисты тщательно выясняют историю их болезни.

«Всех, кто оставил заявки в кол-центре, мы проверяем по системе ЕМИАС, выясняем, что человек действительно переболел, что прошло достаточно времени после выздоровления, что у него отрицательные тесты на COVID», — говорит Александр Костин.

На месте у донора берут дополнительные анализы, а проверка биоматериала начинают уже в процессе сдачи крови.

«Непосредственно после процедуры заготовки плазма подвергается специальной обработке — фотохимической инактивации патогенов. Мы добавляем определенные вещества в плазму, подвергаем ее ультрафиолетовому облучению либо облучению видимым цветом.

Это стандартизованная методика, которая призвана убрать оттуда те потенциальные патогенные микроорганизмы, на которые мы донора не тестируем. Кроме того, обязательным является исследование на гемотрансмиссивные инфекции (гепатит В, С, ВИЧ, сифилис).

Результаты обычно бывают готовы на следующий день, и до завершения этого процесса плазма не используется для пациентов», — поясняет врач.

Три стадии проверки

Новая коронавирусная инфекция изучена недостаточно, поэтому специалисты не просто занимаются забором биоматериала, но и исследуют, как доноры переносили болезнь, проверяют количество антител с помощью различных методик.

«Мы пытаемся, выясняя анамнез, узнать, как именно протекало заболевание, и отсеять людей, которые перенесли его слишком легко, практически не замечая. Дело в том, что не все люди одинаково реагируют на данную инфекцию и у всех по-разному вырабатываются антитела.

Например, если у человека была температура выше 38 градусов в течение трех и более дней, то, скорее всего, это будет сопряжено с более выраженной выработкой антител. А если вирус остался на первой линии обороны иммунной системы, то большого количества антител не будет.

Мы же хотим собрать плазму, богатую антителами», — поясняет Александр Костин.

У переболевших коронавирусом проверяют уровни антител различными методами ИФА к разным вирусным белкам.

«Мы приходим к выводу, что имеет значение одновременное наличие у донора как IgG, так и IgМ. По совокупности показателей принимается решение: какой донор подходит больше.

Четкое пороговое значение для уровня выявляемых антител мы пока устанавливаем.

Но даже после того, как донор сдал плазму и она уже потенциально готова к клиническому применению, мы ждем тест из института Гамалеи, где наиболее точно подтверждается наличие вирус-нейтрализующих антител», — добавляет Александр Костин.

Потенциальные доноры — те, в крови которых содержатся оба вида антител — IgG и IgM. Наличие этих показателей — достаточная причина, чтобы попробовать пройти отбор, даже если «официально» вы не болели и антитела выявили в результате скрининга в поликлинике. Уже в пункте сдачи крови донору проведут уточняющий дополнительный анализ, чтобы определить ценность плазмы.

Первичный опрос проводит кол-центр. Затем уже с потенциальным донором связывается медицинское учреждение. По результатам беседы принимается решение — приглашать или нет конкретного человека на сдачу плазмы.

Сейчас система работы с донорами перестраивается в трехэтапную. Сначала разговор по телефону, затем — первичные анализы в медучреждении и уже потом, на следующий день, переболевшего коронавирусом приглашают сдать плазму. Такая схема позволяет производить забор только у тех, чья плазма действительно богата антителами и сможет реально помочь в лечении болезни.

На базе НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского открыт стационар для долечивания пациентов с коронавирусомБорьба с коронавирусом: как работает лаборатория НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского

Доноров ждут

В среднем институт имени Н.В. Склифосовского принимает 10–20 доноров плазмы, переболевших коронавирусом, в день. Пункт работает в первой половине дня без выходных. Одновременно кровь в нем могут сдавать до 10 доноров. В случае большого числа желающих количество мест и часы работы будут увеличены. 

«Желательно, чтобы доноров было больше. Потому что если начать применять плазму повсеместно во всех стационарах, то этого количества точно не хватит. Мы не знаем, когда эпидемия пойдет на спад и сколько еще понадобится трансфузий. Но, по моему мнению, было бы неплохо, если бы доноров было больше, хотя бы раза в два-три», — говорит Александр Костин.

Процесс сдачи плазмы занимает около 40 минут.

В это время с помощью аппарата для плазмофереза кровь донора разделяется на плазму и клеточную фракцию, эритроциты и другие клетки крови возвращаются обратно, заготовленная плазма переводится в гемоконтейнер. Если у донора маленький вес или тонкие вены, у него могут взять не 600, а, например, 400 миллилитров плазмы. Это тоже существенная помощь.

Для многих забор плазмы — менее стрессовый процесс, чем полноценная сдача крови. После процедуры донор еще 20 минут находится под наблюдением врачей.

Плазму сейчас можно сдать в четырех медучреждениях: Центре крови имени О.К. Гаврилова (Бакинская улица, дом 31), Научно-исследовательском институте скорой помощи имени Н.В.

Склифосовского (Большая Сухаревская площадь, дом 3, корпус 12), городской клинической больнице № 52 (Пехотная улица, дом 3, корпус 1) и городской клинической больнице имени М.П.

Кончаловского (Зеленоград, Каштановая аллея, дом 2, строение 1).

Кроме того, плазму могут собирать на организованных акциях: например, на днях такая акция прошла на площадке клуба «Мой социальный центр» в Южном Бутове. Донорами плазмы стали социальные работники, переболевшие COVID-19. Некоторые из них поделились историями о борьбе с болезнью.

Когда плазма особенно нужна

Мария Комарова — социальный работник филиала «Лефортово» ТЦСО «Южнопортовый», где она трудится уже семь лет.

«Я заболела 13 апреля и сразу вызвала врача. Два дня у меня была высокая температура, слабость, ломота, дней пять не было обоняния и вкуса. Не знаю, где могла заразиться, ведь регулярно мыла руки, носила маски и перчатки. Лечилась дома. Боялась осложнений, но все обошлось», — рассказывает Мария Комарова.

В конце апреля больничный закрыли, и спустя месяц, на площадке клуба «Мой социальный центр» в Южном Бутове, Мария сдала плазму крови.

«Я сразу решила, что, если у меня будут антитела, я сдам плазму, чтобы кому-то помочь. Я очень переживала, но врач на месте успокоила меня. Она объяснила, что плазму сдавать легче, чем кровь.

Процедура длится около 40 минут, забирается только плазма, а остальные компоненты возвращаются донору. Я успокоилась уже в процессе сдачи.

Процедура прошла хорошо, не было никаких неприятных ощущений и дискомфорта», — говорит Мария Комарова.

Еще один донор — Евгений Чиненов. Он работает в филиале «Отрадное» ТЦСО «Бабушкинский» социальным помощником. В связи с пандемией работу не прекращал — такова специфика помощи людям с ограниченными возможностями здоровья.

«Еще когда я болел, узнал, что можно будет сдать кровь, и захотел помочь тем, кто тяжело переносит болезнь. Тем более у нас такая профессия — людям помогать. А тут еще одна возможность — почему нет», — говорит Евгений Чиненов.

Мужчина был донором еще во времена студенчества. Так что страха перед процедурой не было. «В такой ситуации ведь может оказаться любой из нас. Поэтому любая помощь важна. Мы один народ, одна страна, одна большая семья. Нужно помогать друг другу», — говорит Евгений Чиненов.

Доноры плазмы с антителами к COVID-19 смогут бесплатно доехать на такси до пункта сдачи кровиПереливание плазмы крови с антителами к COVID-19 может помочь в борьбе с пандемией

Василий Федотов — сотрудник ТЦСО «Алексеевский». В период режима повышенной готовности старался соблюдать самоизоляцию и работать из дома.

«В середине апреля у меня поднялась температура. Потом начала болеть супруга, у нас обоих пропало обоняние, и мы вызвали врача из поликлиники. Наши тесты показали положительные результаты», — рассказывает Василий Федотов.

Получив лекарства, пара прошла лечение дома. После этого два теста показали отрицательные результаты. 20 мая Василий сдал плазму крови в институте скорой помощи имени Н.В. Склифосовского. Был донором впервые.

«Донация заняла 43 минуты. Попали в вену сразу, ни одного синяка, я ничего не почувствовал. Медсестры все объясняют, помогают, несколько раз подходили и проверяли, что все нормально. Никакого дискомфорта не было. После сдачи крови было легкое головокружение, не более того», — рассказывает Василий Федотов.

В больнице он узнал, что у него самая востребованная при сдаче группа крови — первая отрицательная. Так что в дальнейшем мужчина планирует продолжить заниматься донорством.

«Мне кажется, это две разные ситуации: просто сдать кровь или сделать это во время пандемии, когда донорская плазма становится особенно нужной и может спасти чью-то жизнь, помочь тем, кто болеет очень тяжело.

Это не просто сдать кровь в банк, а помощь конкретному человеку. Общество — это единый механизм, и если мы все подключимся, то быстрее поборем эту пандемию и вернемся к привычной жизни», — говорит Василий Федотов.

Для горожан, которые переболели коронавирусной инфекцией и хотели бы стать донорами плазмы, работает специальная горячая линия. Записаться на сдачу крови можно по телефону: +7 (495) 870-45-16. Номер доступен ежедневно с 09:00 до 19:00.

Донором плазмы крови может стать человек в возрасте от 18 до 55 лет, переболевший коронавирусной инфекцией и при этом не имеющий хронических заболеваний. Также у него должны быть отрицательные анализы на ВИЧ, гепатиты В и С. Согласно постановлению Сергея Собянина, доноры получают стимулирующую выплату в размере пяти тысяч рублей за 600 миллилитров плазмы.

Источник: https://www.mos.ru/news/item/74848073/

Знайте свои права
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: